Газета «Бульвар Гордона» Поиск по сайту

Письмо в редакцию

Свежий номер Архив Авторы Афиша Об издании Подписка Контакты
№ 13 (13), 19 июля 2005
Спешите прочесть!
Читайте в номере
Они cражались за родину!
Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: "Если выиграете, отключим вам газ!"
Во весь голос
Народный артист Украины, солист "Метрополитен-Опера" и Национальной оперы Украины, советник Президента Украины по вопросам культуры Владимир ГРИШКО: "Измена близких соратников, друзей и коллег Соловьяненко подкосила. У него было сердце сокола, а ему нужно было сердце льва, чтобы жить среди шакалов. Это театр... Подходят, целуются: "Ой! Какой ты непревзойденный, какой славный!". Отходят и плюют вслед: "Да чтоб ты!.."
Без страха и упрека
Директор детективного бюро "Искра" Александр ТУРЬЯН: "Мне предлагали огромный гонорар за охрану Киркорова, но я категорически отказался. Был бы он человеком нормальным..."
Мысли по поводу
Что за жизнь пошла - никто ничего не боится!
Все сразу
Борис ВОСКРЕСЕНСКИЙ: "Стройка у главных ворот НСК "Олимпийский" - преступление не перед футболом, а перед людьми"
Так победим!
Тележурналист "5 канала" Роман СКРЫПИН: "Каждый день в 8 утра Порошенко приходит в студию, садится рядом со мной и начинает рассказывать, о чем я должен говорить в эфире. Потом приходит Томенко... Да все приходят!"

Я вас любил...
Женщины Высоцкого
25 июля исполняется 25 лет со дня смерти актера, поэта и композитора
Что любят единожды - бредни!" - утверждала поэтесса Юлия Друнина. И убедительно доказывала: "От первой любви до последней у каждого - целая жизнь". Короткая жизнь Владимира Высоцкого - судьба отмерила ему всего 42 года - вместила в себя много любовных историй, каждая из которых достойна целого романа. Вопреки хронологии я начну с самой последней...

Людмила ГРАБЕНКО
Специально для "Бульвара Гордона"


ВЫСОЦКИЙ ОЧЕНЬ ПЕРЕЖИВАЛ, ЧТО ИЗ-ЗА МАРИНЫ ВЛАДИ НЕ МОЖЕТ ЖЕНИТЬСЯ НА ОКСАНЕ АФАНАСЬЕВОЙ

Сам Высоцкий называл ее своей последней любовью. А это дорогого стоит. О своих отношениях с Владимиром Семеновичем Оксана Афанасьева (ныне Ярмольник) молчала очень долго, и только лет пять назад некоторым средствам массовой информации удалось заполучить ее откровения.

Когда они познакомились, ей было 18, ему — 40. Он увидел ее возле администраторской Театра на Таганке. Красивая и, как сказали бы сейчас, необыкновенно стильная девушка в мини-юбке. Он попросил телефон, пригласил на свидание. А она... размышляла, идти или нет, пока подруга не пристыдила: "Да ты что?! Все бабы Советского Союза просто мечтают оказаться на твоем месте!". Это ее убедило. Они встретились, а на следующий день Оксана рассталась со своим женихом, решив, что лучше один день с таким мужчиной, как Высоцкий, чем всю жизнь с серой посредственностью. Вместо одного дня судьба подарила им почти два года.

Она до сих пор преклоняется перед ним, считая "абсолютно, совершенно, стопроцентно гениальным человеком". Именно Оксана открыто встала на защиту памяти певца от огульных обвинений его в алкоголизме и наркомании, столь популярных в последнее время: "Только об этом и пишут: пил, кололся, алкоголик, наркоман... Вот и представляешь эдакого доходягу с трясущимися руками, перед которым кокаиновые борозды и пара шприцев. Это абсолютная чушь. За те два последних года, что мы были знакомы, Володя снялся в фильмах "Место встречи изменить нельзя" и "Маленькие трагедии". У него были записи на радио, роли в театре, он ездил с выступлениями по стране. На Одесской студии готовился как режиссер запустить фильм "Зеленый фургон". Правда, ему не дали. При этом — да, пил, сидел на игле. Но это было вперемежку с работой на износ, наперегонки с болезнью".

Владимир Семенович очень переживал из-за неустроенности ее судьбы, из-за того, что не может, будучи женатым на Марине Влади, жениться на Оксане. Он даже решил просить у Марины развода. В конце декабря 1979 года Марина Владимировна прилетела в Москву, где хотела встретить Новый год и серьезно поговорить с Высоцким. Кстати, в ее книге этот приезд вообще не упоминается.

Вот что вспоминает об этом администратор Театра на Таганке Валерий Янклович, входивший в последние годы жизни Высоцкого в круг его близких друзей: "...Марина уже на даче. А Володя едет получать телевизор для одной девушки, отвозит его к ней домой. (Тут я должен сказать, что в последние годы Володя очень серьезно относился к этой девушке. Хотя меня она тогда немного раздражала... Но я видел Володино отношение: он принимал участие в ее жизни, вникал в студенческие проблемы... Конечно, она сыграла в жизни Высоцкого определенную роль)".

С первой минуты знакомства у Владимира Семеновича и Ксюши было ощущение общения с родным человеком. Она всюду ездила с ним на концерты. Когда Высоцкий пришел в себя после первой клинической смерти, именно ей он сказал: "Я люблю тебя!".

Если он ехал за границу, всегда спрашивал, что ей привезти. За два дня, проведенных в Германии, умудрялся купить ей два чемодана шмоток. Все — с необычайным вкусом подобранное. "Мне нравится, — говорил, — когда ты каждый день в чем-то новеньком". Или: "А вот это — моя особенная удача". Удачей была французская сумочка из соломки или какая-то другая вещь, которая, по его мнению, ей особенно шла.

Платья от Диора и Шанель в дефицитной Москве создавали Оксане определенную известность, представляя ее кому-либо, подруги говорили: "Знакомьтесь, это Оксана — у нее 18 пар обуви". Но когда Высоцкий умер, она ушла из его квартиры налегке — ничего не взяла...

Высоцкий хотел обвенчаться с Оксаной. Они даже нашли батюшку, купили кольца, но не успели...
Однажды весной она призналась ему, что очень любит ландыши. А когда проснулась, увидела, что вся ее комната уставлена ландышами... Наверное, у него и вправду был совершенно особый дар — он умел превращать жизнь в праздник.

Он хотел с ней обвенчаться: они наивно полагали, что в государстве, где церковь отделена от государства, их обвенчают без штампа в паспорте. Но оказалось, что это не так просто. После долгих поисков Высоцкий все же нашел батюшку, который согласился на такой, в общем-то, противоправный поступок. Владимир Семенович купил кольца, но обвенчаться они не успели. А кольца после смерти Высоцкого пропали из его квартиры — они лежали в спальне — на тумбочке, в стакане...

Год его смерти был самым страшным в жизни Оксаны Афанасьевой: она ушла в академотпуск, хотела уехать из страны, ее даже пытался завербовать КГБ — а когда не получилось, просто выгнали из института.

Сегодня Оксана — театральный художник. Через два года после смерти Высоцкого она познакомилась с Леонидом Ярмольником и спустя некоторое время вышла за него замуж. Но Высоцкого Оксана до сих пор вспоминает с любовью и нежностью, считая, что он, как добрый ангел, во многом определил ее дальнейшую жизнь.

ИЗ КИЕВА ИЗА ЖУКОВА ПРИВЕЗЛА ЯЩИК ПИСЕМ ВЫСОЦКОГО

Иза Жукова была первой женой Владимира Семеновича. Они вместе учились в Школе-студии МХАТа, она на старшем курсе, он на младшем, что поначалу сказалось на их отношениях.

Впервые они обратили друг на друга внимание на вечере у Изиной однокурсницы Греты Ромадиной. Через некоторое время стали жить вместе. А когда надумали официально оформить отношения, решили обойтись без шумной и пышной свадьбы: зачем, если они и так давно уже муж и жена? Правда, совсем избежать торжества не удалось. Против восстали родители Владимира Семеновича, особенно отец, Семен Владимирович. Он искренне не понимал, как можно отказаться от торжества, когда женится единственный сын?!

Накануне регистрации Высоцкий пошел на мальчишник в кафе "Артистик". Поскольку его долго не было, Иза отправилась выручать будущего мужа. Когда она пришла за ним в кафе, он ей сказал: "Изуль, я всех пригласил!". — "Кого всех?!" — удивилась будущая жена. Ответ ее просто огорошил: "А я не помню. Всех, кто там был". В результате получился пир на весь мир. И не где-нибудь, а на Большом Каретном!

После окончания студии Изу Высоцкую пригласили на работу в Киевский театр имени Леси Украинки, Владимир Семенович еще продолжал учиться. Два года они были и врозь, и вместе... Часто ездили друг к другу и почти каждый день писали письма. Когда Иза Константиновна приехала из Киева, привезла с собой посылочный ящик писем от Высоцкого. А у него лежал посылочный ящик ее писем.

Иза Жукова
Ящики сложили на антресолях в квартире на Первой Мещанской. К сожалению, все они пропали: никто не знает, куда подевались, когда переезжали на новую квартиру в Черемушках. "У Володиной мамы Нины Максимовны нашлось только одно письмо 60-го года, но это мое письмо к Володе. Мои-то не жалко, Бог с ними, а Володиных писем было много, и они были очень большими".

А еще они много разговаривали по телефону. В Киеве Иза жила в помещении театра, рядом с ее комнаткой был кабинет заведующего труппой Дудецкого. Уходя, он оставлял ей ключ от кабинета, который отделяла от ее комнаты только тоненькая фанерная перегородочка. Когда раздавался междугородний звонок, Иза бежала в кабинет, и они подолгу разговаривали. "Володя часто звонил. Девчонки на переговорном уже к нам привыкли, и когда мы начинали говорить про какое-то дело, они нам грозили отключить — им было скучно: "Говорите про любовь! А то отключим!"... Все это было и серьезно, и в то же время несерьезно".

Иза была, пожалуй, единственной из всех женщин Владимира Семеновича, для кого он еще не был тем Высоцким, каким стал для всех, в том числе и для нас, впоследствии — за ним еще не тянулся шлейф поэтической и актерской славы, всесоюзной известности и всенародной любви. Она воспринимала его без ореола будущей знаменитости, могла только догадываться, насколько он талантлив.

Что же до его песен, то они ее порой просто... раздражали: "Я не только не придавала никакого значения этим песням, они для меня были каким-то терзанием. Куда бы мы ни приходили, начинались песни. Причем люди их слышали впервые, а я их слышала в 101-й раз. Иногда даже поднимала бунт. Володя тогда уже начал сниматься, нам часто приходилось расставаться... И я злилась: нельзя заниматься никакими песнями! Надо заниматься только женой! В те годы мне так казалось...".

Прозрение пришло много лет спустя... Иза Константиновна вместе с театром оказалась на гастролях в городе Новомосковске. Было безумно жаркое лето. К помещению Дворца культуры, в котором проходили гастроли, она шла через огромную, залитую асфальтом и солнцем, площадь. Было совершенно фантастическое ощущение безлюдности и какого-то испепеляющего, безжалостного зноя. И вдруг из окна грянули "Кони привередливые". Стоя на раскаленном асфальте, она была ошеломлена и потрясена, как-то внезапно осознав, что очень вольно и даже легкомысленно обращалась с человеком, который был чем-то гораздо большим, чем она могла себе представить.

В 1961 году Иза Высоцкая уехала работать в Ростов-на-Дону. Трудно постоянно жить в разлуке, и вскоре они развелись. Она не восприняла развод как трагедию, более того, сохранила в себе ощущение того, что ей невероятно повезло: "Мне есть что вспомнить, и я ни о чем не жалею.

Лариса Лужина была одной из немногих, кто не ответил Высоцкому взаимностью
В моей жизни было большое счастье. И когда мы расстались, у меня было такое ощущение, что женщины должны быть с ним очень счастливы. Потому что у него был такой дар — дарить! И из будней делать праздники, причем органично, естественно. Обычный будничный день не может пройти просто так, обязательно должно что-нибудь случиться. Он не мог прийти домой и ничего не принести. Это мог быть воздушный шарик, мандаринка, конфета какая-нибудь — ерунда, глупость, но что-то должно быть такое. И это всегда делало день действительно праздничным.

Он умел всякие бытовые мелочи: стираную рубашку, жареную картошку, стакан чая — принимать как подарок. От этого хотелось делать еще и еще.

И хоть у него были, конечно, человеческие слабости, он был очень надежным. И нежным... Со всей своей "хулиганскостью" он был очень нежным всегда...".

Следующей женщиной, не оценившей Владимира Высоцкого (но уже не как поэта, а как мужчину), стала киноактриса Лариса Лужина. А ведь именно ей он посвятил песню "Она была в Париже". Они познакомились на съемках картины Станислава Говорухина "Вертикаль" в 1966 году. И среди его альпинистских, героико-романтических песен "Прощание с горами", "Здесь вам не равнина", "Горная лирическая" вдруг появилась песня о недостижимой женщине, которой просто нет дела до русского певца, поскольку в далеком, почти запредельном Париже "сам Марсель Марсо ей что-то говорил".

В "Вертикали" Лужина играла врача, а Высоцкий радиста. В картине она предпочла ему другого, в жизни тоже. И осталась в судьбе Высоцкого едва ли не единственной женщиной, не ответившей на его любовь. Он отступил и с горечью написал: "Кто раньше с нею был и тот, кто будет после, пусть пробуют они, я лучше пережду".

ЛЮДМИЛА АБРАМОВА СКАЗАЛА СЫНОВЬЯМ: "ВОТ ВЫ НЕ ПОНИМАЕТЕ, А ОТЕЦ ИЗ-ЗА СВОИХ СКОРОСТЕЙ УМРЕТ!"

О второй жене Владимира Высоцкого актрисе Людмиле Абрамовой известно очень мало, в основном лишь то, что именно эта женщина родила Владимиру Семеновичу двоих сыновей — в 1962 году Аркадия (он сценарист), а в 1964 году — Никиту (известный актер и директор Центра-музея Владимира Высоцкого).

Людмила и Владимир познакомились на съемках фильма "713-й просит посадку" в 1962 году, а спустя несколько лет поженились. Правда, брак не был долгим, их многое друг в друге не устраивало, и вскоре Высоцкий с Абрамовой развелись.

Владимир Семенович со своей второй женой Людмилой Абрамовой и старшим сыном Аркадием
Как вспоминает мама Владимира Семеновича Нина Максимовна, она очень переживала тогда за внуков, Никиту и Аркадия, жалела их. "Но сын успокаивал меня, — рассказывала мать Высоцкого. — Ты не волнуйся, так будет лучше и для нее, и для меня. Детей я не оставлю...". Действительно, до конца жизни, несмотря на всю свою занятость, он помнил и заботился о них.

А Людмила Владимировна вскоре снова вышла замуж, в новом браке родила дочь Серафиму. К бывшему мужу, пока он был жив, относилась как-то неоднозначно. Так, под предлогом того, что фамилия Высоцкий слишком известная, отправила детей в школу под фамилией Абрамовы. Но, скорее всего, даже после развода она продолжала его любить и жалеть.

Вот что вспоминает о своем детстве Никита Высоцкий: "Отец очень быстро водил — машины позволяли. Однажды в узком переулке разогнался километров под 90 и в самый последний момент заметил яму на дороге. Затормозил, но капотом мы туда все-таки попали. Отец крепко и остроумно выругался, дал задний ход. Позже со смехом я рассказал маме об этом случае. Мама заплакала и сказала примерно следующее: "Вот вы не понимаете, а отец из-за своих скоростей умрет". Имелась в виду, естественно, не скорость езды по арбатским переулкам. Только теперь я понимаю, о чем тогда мама плакала".

Сегодня Людмила Владимировна на пенсии, но работает преподавателем в лицее. Много внимания уделяет Музею Владимира Высоцкого, помогая своему сыну Никите — у нее богатый опыт музейной работы.

ПОДОБНО МНОГИМ НЕЗАКОННОРОЖДЕННЫМ ДЕТЯМ НАСТЯ ОЧЕНЬ ПОХОЖА НА ВЫСОЦКОГО

Татьяна Иваненко... Из всех любовных историй Владимира Высоцкого эта, пожалуй, самая болезненная. О ней мало кто хочет вспоминать, тем более что сама Татьяна на эту тему не распространяется: интервью категорически не дает, с сенсационными заявлениями не выступает. Но у этого романа много свидетелей, по словам которых, как по крупицам, можно при желании получить общую картину. Особенно много упоминаний об Иваненко в книгах Валерия Золотухина, правда, он ее не жалует. Впрочем, Валерий Сергеевич мало кого удостаивает доброго слова, кроме разве что Марины Влади.

Татьяна — актриса Театра на Таганке. Ее самой яркой ролью была, наверное, бесшабашная Женька Комелькова в инсценировке по повести Бориса Васильева "А зори здесь тихие...". Их отношения начались задолго до появления в жизни Высоцкого Марины Влади и продолжались уже при ней. Георгий Юнгвальд-Хилькевич, у которого Иваненко снималась в картине "Внимание! Цунами", впоследствии рассказывал: "Володя страдал, он понимал, что мучает Таню, но был не в состоянии ее покинуть. И она тоже очень страдала. Только Марина уедет, Володя приволакивает Таню ко мне в Одессу. А Таня очень красивая была девочка и настоящий человек".

Как-то обе женщины оказались в одной компании, и Иваненко сказала Влади: "Все равно он мой! Он завтра же придет ко мне!". Марина лишь снисходительно улыбалась, а Татьяна звонила Высоцкому по ночам и плакала в трубку, чем ужасно злила его мать Нину Максимовну.

Татьяна Иваненко родила от Высоцкого дочь Настю, которой он при жизни очень помогал. Все его друзья знали о существовании девочки, но когда Владимир Семенович умер, предпочли о ней позабыть. От матери и дочери отвернулись многие из тех, кто еще вчера называл себя друзьями. Говорят, Настя, подобно многим незаконнорожденным детям, просто копия своего отца. Порой это единственный способ доказать свое родство. Вот только ни Татьяна, ни Настя к этому, похоже, не стремятся.

Никита Высоцкий, которого кто-то из журналистов спросил о сестре, ответил приблизительно следующее: "Да, была такая история. Не буду комментировать отношения отца с женщинами, это не мое дело. Но человек этот не заявлял о себе, и, что для меня более существенно, о нем не заявлял мой отец. Вся эта история, мне кажется, характеризует ее героев с хорошей стороны. Ведь они могли из этого сделать сенсацию, кричать об эксгумации и собирать свидетелей, но не захотели. К счастью, время "детей лейтенанта Шмидта" прошло, хотя был период, когда их было слишком много".

"ЗДРАВСТВУЙ, ЭТО Я!"

Об отношениях Владимира Высоцкого и Марины Влади, кажется, известно абсолютно все. И неизвестно ничего. То, что мы знаем, — красивая сказка, не более. Я ни в коем случае не хочу сказать, что это неправда. И все-таки....

Он действительно влюбился в нее, увидев в кино, а потом несколько лет ждал встречи. Затем у них случился совершенно сумасшедший роман, после которого они поженились. Именно ей посвятил Высоцкий большую часть своей любовной лирики. И за 12 лет совместной жизни они действительно не утратили чувства влюбленности.

Впервые Высоцкий увидел Марину Влади в фильме "Колдунья" (фото справа вверху). "Эта женщина будет моей женой!" — решил он
Даже расставаясь на очень короткий срок, и дня не могли обойтись без телефонных разговоров. И тогда он набирал "вечные 07", просил телефонисток, с каждой из которых был уже знаком, соединить его с Парижем. А когда раздавался долгожданный звонок, говорил: "Здравствуй, это я!". Они летали друг к другу так же часто, как другие люди ездят на трамвае. Он писал ей почти каждый день. Это одна сторона медали.

Но есть и вторая. Звезда мирового экрана варила Высоцкому обеды, наводила порядок в квартире. Ее он будил по ночам, чтобы спеть только что написанную песню... Она лечила его, когда он попадал в очередную аварию и разбивался так сильно, что, по ее собственным словам, его колени напоминали по цвету баклажаны. Она голыми руками выбирала из раковины сгустки крови, которыми его рвало во время приступов (в последние годы жизни Владимир Семенович тяжело болел). После ночного звонка ей часто приходилось ехать на другой конец Москвы, чтобы вытаскивать его из пьяных компаний. Она прощала ему многочисленные романы и сиюминутные увлечения. Она привозила из Парижа абсолютно все — от джинсов, которые он очень любил, до мебели и бытовой техники для его загородного дома. Именно благодаря ей он имел возможность часто бывать за границей — неслыханная роскошь для советского человека!

С практической точки зрения совместная жизнь с Высоцким не принесла Марине Владимировне абсолютно никаких выгод. Наоборот, отрицательно сказалась на ее карьере — не будь у нее русского мужа, Влади могла бы многое успеть как актриса. В течение 12 лет большую часть времени Марина находилась в Москве. И это было не на пользу карьере. Но всегда всю свою жизнь она решала как женщина, а не как актриса.

Сегодня Марина Владимировна снова замужем. За последние годы она многое пережила: попал в тяжелую аварию старший сын, погибли две внучки. Несмотря ни на что, она по-прежнему хороша собой. В память о Высоцком она хранит первую книгу его стихов "Нерв", фотопортрет, на котором он снят стоящим в профиль над горящей свечой, и, конечно же, его песни — Марина Владимировна разыскала и переписала все, что он пел когда-либо в театре, кино, на телевидении, в концертах и даже только в своем кругу. Только вот слушать эти записи Марина Владимировна не может. "Прошло столько лет, — рассказывает она, — а я не могу спокойно говорить о Володе, спокойно смотреть его фотографии... и не могу слышать его голос, когда его уже нет в живых. Для меня это невыносимо".

РОДИТЕЛИ ВЫСОЦКОГО РАЗВЕЛИСЬ, НО МАЧЕХУ ВОЛОДЯ ЛЮБИЛ, КАК РОДНУЮ МАТЬ

Были еще две женщины в жизни Высоцкого, достойные того, чтобы вспомнить их добрым словом. Это его мать и мачеха.

Нина Максимовна Высоцкая должна была родить 12 января 1938 года, но, видно, что-то там врачи напутали, и ребенок появился на свет почти на две недели позже — 25 января. В роддом на улице Щепкина ее провожала шумная компания — муж Семен Владимирович, соседи, подруги. Выходя из квартиры, загадали: если, согласно старинной примете, первым на пути будет мужчина, родится мальчик, женщина — быть девочке. На лестнице они встретили соседку, возвращавшуюся с ночной смены. Будущий отец, который очень хотел сына, ужасно расстроился и раздраженно сказал: "Я в приметы не верю!". Мальчик, которого нарекли Владимиром в честь дедушки, папиного отца, появился на свет около 10-ти часов утра.

Семья Высоцких жила бедно: Семен Владимирович зарабатывал мало, и денег катастрофически не хватало. Когда ребенку исполнилось 10 месяцев, Нина Максимовна вынуждена была пойти работать. В обеденный перерыв ездила кормить сына, на все про все уходило полтора часа: час на дорогу, да на 30 минут начальство великодушно разрешало опоздать.

Когда Володе было три года, началась война. Отец ушел на фронт, а мать с сыном эвакуировали на Урал. Нина Максимовна по-прежнему много работала, и Володю пришлось отдать в детский сад на шестидневку. По воспоминаниям матери, он там скучал, но не жаловался. Только очень страдал оттого, что манную кашу в саду варили с комками. Однажды, когда мать забрала его на воскресенье домой, он, поев домашней пищи, сказал: "Теперь я знаю, что такое счастье, — это когда в каше нет комков!".

После войны родители развелись: отец познакомился на фронте с молодой вдовой Евгенией Степановной Лихолатовой и ушел из семьи. Вскоре второй раз вышла замуж и мать, отношения с отчимом у Володи не сложились. Да и уделять сыну много времени Нина Максимовна не могла. Соседки разогревали ему обед, но у них было много своих забот. И однажды мать, возвращаясь с работы, увидела сына на соседней стройке — на стреле подъемного крана. Вот тогда отец и решил забрать сына в Германию, в городок Эберсавальд, куда его направили служить после войны. Володя надолго запомнил тот день, когда отец и мачеха — высокий синеглазый мужчина в военной форме и красивая, элегантно одетая женщина — пришли его забирать. Они держали маленького мальчика за руки, а он все оглядывался назад, на стоящую с соседками во дворе маму.

Первое время он скучал, но очень скоро полюбил Евгению Степановну, которая относилась к Володе, как к родному сыну. Это она воспитывала его, потому что отец вечно пропадал на службе. Строго спрашивала за провинности, но часто и баловала. Так, когда Володя захотел настоящую военную форму и хромовые сапожки, чтобы как у отца, обежала всех портных и сапожников. И нашла-таки тех, кто все сделал как надо. Радости Володи не было предела! Он взял сапожки и побежал сравнивать их с отцовскими, оказалось, что они точно такие же, только размером меньше.

К матери Володя вернулся уже взрослым, поступив в Московский инженерно-строительный институт. Правда, проучился он там всего один семестр — захотел стать актером. Нина Максимовна решение сына поступать в театральное училище восприняла в штыки. И именно тогда он сказал ей свои, ставшие впоследствии знаменитыми, слова: "Не бойся, мама, тебе никогда не будет за меня стыдно! Наступит время, когда я буду играть на сцене, а ты, сидя в зале, будешь гордиться мной!".

И они действительно им гордились. И мать, зачастую становившаяся первой слушательницей песен своего сына. И мачеха, защищавшая его от нападок отца (было время, когда Семен Владимирович не понимал и не принимал творчества сына). Они обе пережили смерть своего знаменитого сына и пасынка. Правда, Евгения Степановна ненадолго. Она погибла трагической смертью: ранней весной ей на голову упал с крыши большой кусок льда. Нина Максимовна до конца своих дней жила в квартире сына на Малой Грузинской улице. В последние годы она охотно давала интервью, рассказывая журналистам о сыне, и собирала кукол, которых любящие внуки привозили ей со всех концов света. Когда 7 сентября 2003 года она умерла от инфаркта, ей было 82 года. Мать похоронена рядом с сыном на Ваганьковском кладбище.

Версия для печати

Напишите комментарий к этому материалу, нам интересно знать Ваше мнение!

Рейтинг публикаций "Бульвара Гордона"

© 2004-2005, "Бульвар" / © 2005-2013, "Бульвар Гордона"
Перепечатка без согласования с редакцией не допускается. Ссылка на "Бульвар Гордона" обязательна. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций.
Создание и сопровождение сайта - УРА Интернет